Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава

В народной памяти уцелели суеверные представления, что пронзенный колом и поджигаемый пламенем вурдалак ревет как раненый зверек (подвывание грозовой бури) и исходит кровью (дождиком); из его тела выползают гады (змеи-молнии), а вокруг горящего костра поднимаются вихри.

Как производители неурожаев, голода и повальных заболеваний, упыри и колдуньи отождествлялись с Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава поедучею Смертию и вровень с этою злобною богинею и другими демоническими созданиями (гигантами, змеями и чертями) являются в народных сказаниях пожирающими человеческое мясо. Когда человек погибает, душа его увлекается в общество загробных духов, а тело делается снедью червяков, тлеет и разрушается; отсюда родилось убеждение, что духи эти, призывая к для себя смертных Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава (отымая у их жизнь), питаются их мясом Manducus — оборотень, чудовище с большою пастью — Я. Гримм производит от mandere, manducare — есть, жевать; a masca (larva, привидение, оборотень, личина), итал maschera, сближает с словами mâcher, mascher и masticare (значение то же, что и глагола mandere). Колдуньям часто давались наименования Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава larve — maske, и, начиная с индусов, у всех племен арийского происхождения они представляются скупыми на человеческое мясо.[752]

На Украине убеждают, как будто упыри гоняются ночами за путниками с звучным возгласом: «Ой, мяса желаю, ой, мяса желаю!».[753] По свидетельству народных преданий, чародеи являются по погибели в ночное время, бродят по деревне Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, морят и поедают живых людей.[754] В одной сказке[755] повествуется о покойнике, который пришел на женитьбу, умертвил жениха и жену, пожрал все приготовленные яства, вкупе с посудою, ложками и ножиками; а потом заорал «Есть желаю! голоден!» — и ринулся было на бойца, но тот отвертелся от него, благодаря осиновому Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава полену и раздавшемуся клику петушка.

Существует любознательное предание о человеке, ищущем бессмертия; оно понятно в 2-ух вариантах, и та роль, которую в одном варианте исполняет Погибель, в другом приписывается колдунье: эта последняя пожирает людей и точит на их свои жуткие зубы. И славяне, и немцы наделяют ведьм большущими зубами Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава.[756]

По народным рассказам, когда погибает колдунья либо «заклятая» царевна (та, которою завладел нечистый дух), тело усопшей заключают в гроб, окованный стальными обручами, выносят в церковь и принуждают кого-нибудь «отчитывать» ее;[757] ночкой, ровно в двенадцать часов, вдруг поднимается сильный вихрь, стальные обручи взрываются с громким треском, гробовая крышка спадает долой, и Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава прямо за тем колдунья либо заклятая царевна встает из гроба, летит по воздуху, кидается на испуганного чтеца и пожирает его, так что к утру остаются от него одни нагие кости.[758]

Только тот может избегнуть угрозы, кто очертится круговою чертою и станет держать впереди себя молот, это священное орудие Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава бога-громовника. Говорят еще, что некогда, в старенькые годы, погиб отчаянный атеист; тело его вынесли в церковь и отдали приказ дьячку читать над ним псалтырь. Этот додумался захватить с собой петушка. В полночь, когда покойник встал из гроба, разинул пасть и устремился на свою жертву, дьячок стиснул Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава петушка; петушок издал обыденный вопль — и в ту же минутку покойник повалился навзничь оцепенелым и недвижным трупом (Харьковская губерния).

Как глубоко запала в наших протцов суеверная боязнь мертвецов, идеальнее всего свидетельствует любознательное послание царя Алексея Михайловича к известному Никону о кончине патриарха Иосифа.[759] «Ввечеру, — пишет правитель, — пошел я в Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава соборную церковь попрощаться с мертвецом, а над ним один священник гласит псалтырь, и тот… во всю голову орет, а двери все отворил; и я почал ему гласить: зачем ты не по подобию говоришь? „Прости-де, сударь, ужас отыскал величавой, а во утробе-де, сударь, у него святителя непомерно шумело… Часы-де в Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава отдачу вдруг взнесло животик у него сударя (усопшего патриарха), и лицо в ту ж пору почало пухнуть: то-то-де меня и ужас взял! я-де чаял — оживился, для того-де я и двери отворил, желал бежать“. И меня прости, владыко святый! от его речей ужас таковой Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава отыскал, чуть с ног не упал; за се и при мне грыжа-то прогуливается прытко добре в животике, как есть у живого, ну и мне прииде помышление такое от неприятеля: побеги де ты вон, тотчас-де тебя вскоча удавит… да поостоялся, так мне полегчело от страху».

Потому что души представлялись Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава малютками — эльфами, марами, то отсюда родилось поверье, что упыри и колдуньи воруют и поедают малышей, другими словами, по начальному смыслу, исторгают у людей души, уничтожают их актуальные силы. Стриги и ламии традиционных народов и германские hexen, являясь в дома, похищают из колыбелей малышей, терзают их и жарят на огне; на Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава собственных нечестивых сборищах колдуньи убивают деток, добытую из их кровь соединяют с мукою и пеплом, а жир употребляют на изготовка магической мази.[760]

Монументы XV–XVII веков сохранили нам свидетельства о тех злосчастных жертвах народного суеверия, которых винили, как будто они преобразуются в волков, пьют детскую кровь, пожирают Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава деток, и вследствие этих обвинений подвергали суду и предавали сожжению. По словам барона Гакстгаузена,[761] в Армении говорят, что когда волчий оборотень приблизится к человеческому жильу — окна и двери сами собой отворяются, вовкулак заходит вовнутрь дома, кидается на малышей и снимает собственный голод их кровью и мясом В неких местностях Рф поселяне Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава убеждены, что вещицы выкрадывают из утробы спящей мамы малыша, разводят на шестке огнь, жарят и съедают его, а взамен похищенного дитяти кладут ей в утробу голик, головню либо краюшку хлеба — поверье, напоминающее вышеприведенные рассказы о похищении ведьмою сердца, на место которого она влагает обрубок дерева либо связку травы Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава. Потому беременные дамы, в отсутствие мужей собственных, не по другому ложатся спать, как надевая на себя чего-нибудть из мужниной одежки либо по последней мере опоясываясь мужниным поясом; эта одежка служит знамением, что они продолжают состоять под покровом (защитою) главы семейства, а пояс преграждает (завязывает) к ним Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава доступ злой чародейке.[762]

В народных притчах колдуньи уносят тайком либо завлекают к для себя малеханьких деток, жарят их в печи и, пресытившись этим яством, катаются по земле и причитывают: «Покачуся, повалюся, Ивашкина мяса наевшись!».[763] Белорусы убеждают, что Погибель передаст усопших Бабе-яге, совместно с которою разъезжает она по белоснежному свету Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, и что Баба-яга и подчиненные ей колдуньи питаются душами покойников и оттого делаются настолько же легкими, как самые души,[764] — предание в высшей степени знаменательное!

Говорят также, что Баба-яга ворует деток, подымает их на воздух и кидает оттуда мертвыми на кровлю дома.[765] У валахов, когда в семье народится Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава малыш, один из присутствующих при всем этом перебрасывает через себя камень; а остальные восклицают: «Вот для тебя, стрига, в глотку!».[766] Во Франции существует поверье, что в глухую полночь колдуньи собираются около источников и занимаются стиркою, но заместо белья моют, крутят и лупят вальками детские трупы.[767]

Бабе-яге принадлежит очень принципиальная и Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава многознаменательная роль в народном эпосе и преданиях славянского племени. В различных отделах реального сочинения мы не раз останавливались на этих преданиях и, объясняя их начальный смысл, указывали на сродство Бабы-яги с вещими пасмурными супругами. Она живет у глухого леса в избушке на курьих ножках, которая поворачивается к лесу Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава задом, а к вторженцу передом, летает по воздуху и ездит на шабаши ведьм в стальной ступе, погоняя толкачом либо клюкою и заметая след помелом.

Белорусы говорят, что Баба-яга ездит по поднебесью в пламенной ступе и погоняет огненною метлою, что во время ее поезда вопят ветры, стонет земля, трещат Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава и гнутся вековые деревья. Как эта ступа, так и подвижная избушка (домашний очаг) — метафоры грозовой тучи, а толкач либо клюка — Перунова палица. Сверх того, Баба-яга обладает магическими огнедышащими жеребцами, сапогами-скороходами, ковром-самолетом, гуслями-самогудами и мечом-самосеком,[768] другими словами в ее власти состоят и быстролетные Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава облака, и бурные напевы грозы, и разящая молния. Преследуя сказочных героев, убегающих от ее злости и мщения, она гонится за ними черною тучею.[769]

У чехов и доселе дождевые облака именуются бабами. Что все-таки касается слова «яга» (eгa, польск. jędza, jędži-baba, словац. jenži Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, ježi-baba, чеш. jezinka, галиц. язя), то оно соответствует санскритскому ahi — змей (корень ah и с носовым пазвуком anh).[770] Там, где в славянских притчах действующим лицом является Баба-яга, параллельные места новогреческих и албанских сказок выставляют ламию и дракониду;[771] лат. lamia — ведьма, колдунья и болг. ламья, ламя — баснословная Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава змея. Скажем более, у самых славян Баба-яга и сказочная змеиха выступают в преданиях как личности тождественные; что в одном варианте приписывается змее, то часто в другом исполняется ягою, и напротив; на Украине поедучую колдунью заурядно именуют змеею.[772] Замечательно, что те же эпические выражения, какими обрисовывается избушка Бабы-яги, прилагаются и к Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава змеиному дворцу.

Словацкая притча изображает отпрыской Ежи-бабы свирепыми змеями.[773] Разумеется, что под этим именованием, смысл которого давным-давно утрачен народною памятью, праотцы наши разумели мама змея Вритры, беса, похищающего дождики и солнечный свет. Подобно змею, Баба-яга любит сосать белоснежные груди красавиц, другими словами извлекать молоко (дождик) из Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава грудей пасмурных нимф; подобно змею, она ревниво сторожит источники живой воды и бережно прячет в собственных кладовых медь, серебро и золото, другими словами сокровища солнечных лучей.[774]

Так, по свидетельству одной сказки, жили-были два богатыря, взяли к для себя названую сестру, и повадилась к ней ходить Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава и сосать груди Баба-яга.[775] Богатыри заметили, что сестра их стала хиреть и coхнуть; подстерегли ягу, поймали и принудили указать для себя источник с живою водою. Приводит их яга в лесную трущобу, показывает на колодец и гласит: «Вот целющая и живущая вода!» Тогда богатырь, по имени Катома, сломил с дерева зеленоватую ветку Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава и бросил в колодец; не успела ветка до воды долететь, как вся огнем вспыхнула. Разгневались добрые молодцы, вздумали за таковой обман кинуть Бабу-ягу в пламенный колодец (метафора грозовой тучи), но она упросила-умолила пощадить ее и привела к другому колодцу. Катома отломил от дерева сухой прутик и только Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава-только кинул в воду — как он тотчас же пустил ростки, зазеленел и расцвел.[776]

Словаки веруют, что Баба-яга может по собственному произволу насылать ненастье и ясную погоду.[777] Потому что наводимый тучами мрак уподоблялся ночи, а последующее за грозой прояснение солнца напоминало утренний рассвет, то российская сказка[778] дает Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава во власть яги 3-х загадочных всадников — белоснежного, красноватого и темного, олицетворяющих собою денек, солнце и ночь. В конце концов, подобно змею, Баба-яга пожирает человеческое мясо. Вокруг избы, в какой живет она, тянется забор из человечьих костей либо высочайший тын с вогнутыми на нем черепами; из числа тех Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава же костей устроены и ворота: вереями служат ноги, засовом — рука, а замком — челюсть с наточенными зубами.[779]

Баба-яга и колдуньи чуют присутствие укрытого человека и при всякой встрече с странствующими героями восклицают: «Фу-фу! доселева российского духа видом не видано, слыхом не слыхано, а сейчас российской дух в очью проявляется!» либо «Что Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава это русским духом пахнет!» Те же слова произносят при встрече с людьми и все другие сказочные лица, которым приписывается пожирание людского мяса: Волшебство Морское, Вихрь, драконы, гиганты, черти. В германских притчах означенные восклицания заменяются выражением: «У-у-у! я чую — тут пахнет человечьим мясом!»

Вместе с колдуньями Баба-яга Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава крадет малышей, жарит и поедает их; вместе с колдуньями она питается душами усопших.[780] Как олицетворение темной тучи, как существо, равносильное змею, производителю засух, бесплодия и морового поветрия, Баба-яга в среде вещих пасмурных жен является с значением третьей парки и роднится с богинею погибели.[781] Народная фантазия представляет Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава ее злою, безобразною, с длинноватым носом, растрепанными волосами, большущего роста старухою.

Именованием «яга», точь-в-точь как именованием «ведьма», поселяне именуют в брань старенькых, сварливых и безобразных дам. Следуя эпическому описанию сказок, Баба-яга — костяная нога, голова пестом лежит в собственной избушке из угла в угол, нос в потолок врос, груди Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава через грядку повисли. Замечательно, что лихо (Недоля, злая парка) олицетворяется в наших сказаниях бабой-великанкою, скупо пожирающей людей; по выражению южнорусского варианта, лихо лежит на ложе из человечьих костей, голова его лежит на покути, а ноги упираются в печку.

Бабу-ягу именуют на Руси:

a) ярою, бурою Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, дикою,[782] что показывает на связь ее с бурными, грозовыми тучами и с исступленной породою гигантов;

b) железною. Малороссияне, не позволяя детям щипать горох, молвят: «Нейди в горох, ботам зализна баба сидить!» Тою же угрозою останавливают они ребятишек, чтоб не бегали в леса и сады.[783] В Пошехонском уезде фермеры с целью удержать Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава малышей от нравного беганья по огородам и нивам запугивают их полевым дедом либо Бабой-ягою — костяной ногою, с большенными грудями и сопливым носом. В других славянских землях убеждают деток, что в колосистом хлебе посиживает babajędza, žitnamatka, sserpashija, ловит шалунов и давит их своими стальными грудями.

По Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава воззрению чехов, житная баба является на полях и нивах по преимуществу в то время, когда хлеб начинает цвести и наливаться. Сербы стращают шаловливых девченок и мальчишек гвоздензубою — бабою с стальными зубами.[784] Те же самые поверья и эпитеты немцы соединяют с Бертою — Гольдою. Светлая богиня рая, смиренная владычица эльфов (блаженных душ), она Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, в силу присвоенных ей обязательств неумолимой Погибели, получает демонический нрав и преобразуется в одичавшую либо металлическую Берту (wilde Bertha, Eisenbertha), различительными признаками которой числятся: ужасное лицо, всклоченные волоса, длиннющий нос, веник в руках и коровья шкура, наброшенная заместо верхней одежки. Гольда (Hulda, Huldra) представляется то молодою кросоткой, то Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава сгорбленной, длинноносою и косматою старухою, с большенными зубами.[785]

У кого вихрятся волоса, о том принято выражаться: «Er ist mit der Holle gefahren!» Стращая капризных малышей, молвят: «Schweig! die eiserne Bertha (либо: Perchr mit der eisernen nas) kommt». В Альтмарке и Бранденбурге плачущего малыша принуждают смолкать последующими словами Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава: «Halls maul! sonst kommt roggenmöhme (kornweib)[786] mit schwarzen langen (либо: mit eisernen) zitzen und schleppt dich hinweg!» Эта roggenmohme представляется дамой большого роста; ее считают мамой блуждающих по нивам волчьих оборотней (roggenwolfen).

Чтоб малыши не трогали снопов, их стращают вовкулаком: «Der verwolf sitzt im korn!» «der wolf ist im korne; wenn Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава er euch frisst, mussen eure seelen von baum zu baum fl iegen, bis das korn eingefahren ist». Kornmuttcr имеет пламенные пальцы и с жаркими стальными сосками груди, которые принуждает сосать заблудившихся малышей; груди ее так длинны, что она может закидывать их за плечи. Когда ветер тревожит ниву — это Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава она гоняется за малютками и пойманных толчет в стальной маслобойне либо, подобно Берте, отбирает у их зрение.

Во время жатвы немцы, славяне и литовцы последний связанный сноп посвящают «житной бабе»; его наряжают в женское платьице, декорируют цветами и зеленью и торжественно, с песнями, несут в деревню; сноп Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава этот именуют бабою, kornpuppe, grosze mutter, die alte.[787] Таким макаром, народные поверья сближают Бабу-ягу с царицею эльфов; истребляя род человеческой, она конфискует к для себя красивых малюток, другими словами эльфоподобные души, и совместно с ними прячется в колосистых нивах; сравни с вышеприведенными сказаниями о мавках, русалках и полудницах.

Острые стальные зубы Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава Бабы-яги (сначало — метафора разящих молний) отождествляют ее с поедучею Смертию; длинноватые стальные груди, которыми она удушает малышей, указывают на ее сродство с дивоженами; у последних груди так значительны, что они употребляют их заместо вальков. Эти груди — дождевые облака, а смертельные удары, наносимые ими, знаменуют гром Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава Замечательно, что Бабе-яге приписывается обладание магическим прутком,[788] которым стоит только махнуть, как тотчас же все живое преобразуется в камень; это — тот моментальный жезл, прикосновением которого Гермес (проводник усопших в загробное королевство) погружал людей в беспробудный, нескончаемый сон.

Длиннющий сопливый нос Бабы-яги — черта, не лишенная значения и настолько же Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава старая, как и перепутанные, растрепанные ее косы. Напомним, что, по свидетельству сказок, красивый герой (бог светлого неба) на 5 зимних месяцев делается неухоженным замарашкою (Неумойкою): во все это время он не чешется, не стрижется, не умывается и не сморкается, другими словами покрывается тучами и туманами, которые издавна уподоблялись лохматым волосам Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, и не проливает дождиков. Г. Потебня слово «сопля» производит от глагола «сыпать», который в малорусском наречии употребляется в смысле лить; старослав. сачити, с кнжти, пол saczyć — испускать жидкость («источник иссяк») и малоросс. сякать, высякаться — сморкать, высморкаться. По другому преданию, сказочный герой преобразуется в сопливого козла; но вот наступает пора освобождения Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава, и он берется за гусли и начинает (грозовую) песню; наносимые ему удары (удары грома) прекращают силу чародейного заклятия, козлиная шкура спадает и предается сожжению.[789]

Белорусы говорят, что во время жатвы прогуливается по нивам Белун, принуждает встречных утирать для себя нос и за эту услугу рассыпает перед ними Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава средства, другими словами золото солнечных лучей. Тождество Бабы-яги с Бертою и Гольдою подтверждается еще тем, что они все равно представляются пряхами. По указанию народных преданий, Баба-яга прядет кудель, ткет холсты и гоняется за своими жертвами с стальным грéбнем в руках;[790] сербская гвоздензуба носит в горшке жаркие уголья Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава и, встречая недобросовестных прях, жжет им пальцы. Из понятия погибели появилась идея о могучей судьбе, представительницами которой явились три мойры, норны либо моровые девы. Согласно с этим, сказки часто упоминают о 3-х вещих сестрах — Бабах-ягах, изображая их хотя и сварливыми, но хорошими и услужливыми старухами: они предсказывают страннику, что Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни 9 глава ждет его впереди, помогают ему мудрейшими советами, дают ему богатырского жеребца, клубок, указывающий дорогу в неизвестные страны, ковер-самолет и другие диковины. Из святочных игр[791] можно заключать, что Баба-яга — мастерица загадывать загадки и разрешать их загадочный смысл.


vedomost-oborota-lokomotivnih-brigad.html
vedomost-otdelki-pomesheniya.html
vedomost-po-schetu-69-2-rascheti-po-pensionnomu-obespecheniyu-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kontrolno.html