«вечных» - страница 9

эффектов источника привели профессионалов к выводу о многомерности этого элемента коммуникации. Оказалось, что одной из основных его черт является осознаваемая реципиентом надёжность источника. Чувство надёжности лично складывается на базе доверия к источнику «вечных» - страница 9 и общей оценки его компетентности.

Исследователи отмечают и другие причины, действующие на оценку надёжности источника: «динамизм», «общительность». «Динамизм», обычно, измеряется шкалами скорости «подачи» материала, его информативной насыщенностью. «Общительность» значит способность изъясняться на языке «вечных» - страница 9 хоть какой аудитории, располагать к для себя. Все причины тесновато взаимосвязаны.

Причины «доверия» и «компетентности» в еще большей степени оказывают влияние на оценку реципиентом надёжности источника.

К огорчению, российскее информационное поле «вечных» - страница 9 на данный момент таково, что проще привести примеры «надёжности» и «компетентности» посреди американских печатных изданий. К таким америкосы относят так именуемые «интеллектуальные журналы» (либо «журналы мнений») – New York review of Books (N.Y «вечных» - страница 9. sense 1963); New York times book review (N.Y. sense 1896); New Republic (Wash. sense 1914); New Yorker (N.Y. sense 1925).

«Журналы мнений» в США делают двойственную функцию. С одной стороны, они являются фактором, влияющим «вечных» - страница 9 на формирование теоретического сознания, с другой стороны, проводником и распространителем мыслях в массах, посредником меж разными уровнями сознания соц групп.

Внедрение теоретического сознания в общее осуществляется при помощи «эффекта просачивания». Таковой метод манипуляции массовым «вечных» - страница 9 сознанием заключается в последующем: выдвигая на страничках собственных изданий нужные идеи, «журналы мнений» стремятся, чтоб они были увидены более массовыми изданиями и уже через их обширно распространились посреди читателей. Таковой метод «вечных» - страница 9 «просачивания» в общее сознание увеличивает доверие не только лишь к источнику, да и к содержанию инфы. «Журналы мнений» только опосредовано оказывают влияние на общее сознание, потому создаётся мировоззрение, что содержание инфы поступает не «вечных» - страница 9 из элитного источника и не отражает интересов господствующих групп.

Одним из важных компонент коммуникационной системы являются «эффекты сообщения». На восприятие сообщения влияют его форма и содержание. Под формой понимается «вечных» - страница 9 организация текстового материала: наличие введения и заключения, логика рассуждения, порядок изложения аргументов и т.д. Исследования подтверждают, что внедрение в тексте, к примеру, вводной и заключительной частей находится в зависимости от определенной коммуникативной «вечных» - страница 9 обстановки. Заключение рекомендуется делать в этом случае, когда тема непростая, образовательный уровень аудитории невысок, а её позиция расценивается как неблагожелательная. Если же тема ординарна, лучше предоставить аудитории самой прийти к выводу из сообщения. В «вечных» - страница 9 аудитории с низким уровнем образования более эффективны эксплицитно выраженные заключения. Вообщем же корректно поданное заключение, обычно, значительно оказывает влияние на восприятие инфы.1

Важным условием эффективности сообщения является его содержание. Содержание имеет «вечных» - страница 9 огромное количество компонент, посреди их южноамериканские психологи выделяют правильность. Если сообщение составлено корректно, то оно непременно имеет аргументацию, правильно представлено и чувственно окрашено. Для аудитории с высочайшим умственным уровнем аргументация «вечных» - страница 9 должна быть двойная («за» и «против»). В аудитории с низким образовательным уровнем, и посреди тех, кто вначале поддерживают позицию, излагаемую в сообщении, более эффективны «односторонние» сообщения. В их находятся только аргументы, подтверждающие позицию коммуникатора.

Особенность «вечных» - страница 9 воспринимающей аудитории, «селективность» её учитываются всегда. Люди имеют тенденцию читать, глядеть, слушать приемущественно информацию, содержащую точки зрения, которым они симпатизируют. Негативной инфы люди стараются избегать. Охотнее запоминается материал, который поддерживает «вечных» - страница 9 вашу точку зрения и содержит обычную вам лексику. Такие сообщения передают как можно почаще.

Вообщем неоднократное повторение сообщений является действенным приёмом манипуляции. Такое сообщение может воздействовать на сознание индивидума, независимо от его начальной реакции «вечных» - страница 9 на сообщение. Конкретно в этом укрыта причина эффективности того, что америкосы именуют brainwashing («промывка мозгов»).

По воззрению спеца по психологии масс Тарда «необходимо утверждать идеи решительно, если это необходимо выражаться безапелляционно «вечных» - страница 9, так как безапелляционность является неодолимой потребностью людей, собравшихся в массу либо публику. В конце концов, last but not least (последнее, но более принципиальное), не сходя с места повторять одни и те «вечных» - страница 9 же идеи, одни и те же суждения. Что все-таки касается аргументов, один из лучших, также и более очевидных: беспрерывное повторение одних и тех же мыслях, одних и тех же химер»1.

Психологи говорят «вечных» - страница 9, что после повторения начального сообщения до аудитории можно удачно доносить дополнительную информацию. Работники TV повсевременно употребляют этот приём, немного разнообразя всякий раз повторяемое сообщение. Повторение без всяких конфигураций существенно наименее отлично «вечных» - страница 9.

Очень распространённым является мировоззрение, что самым действенным и «демократическим» методом воздействия на аудиторию является приём «двусторонней аргументации». Современное русское телевидение интенсивно им пользуется. Но догматизм – «жёстко структурированная система воззрений и убеждений «вечных» - страница 9, сконцентрированных около одной либо нескольких стержневых ценностей», исходя из убеждений американских исследователей СМИ, идеологически тоже очень эффективен2.

Для аудитории в качестве ценности может выступать некоторый авторитет. Тут энтузиазм представляет эффект «экзиса» (hexis гр «вечных» - страница 9. опытность, навык, сноровка). Для идеолога и политического деятеля очень принципиальна манера держаться, лексика, дикция, умение сценически двигаться, красиво и колоритно выступать и т.д. Можно иметь реальную и разумную политическую программку «вечных» - страница 9, а можно иметь только экзис. Всё равно политический и идейный фуррор будет обеспечен.

В особенности действенен в приложении к экзису «эффект оракула» – вещание от имени народа, партии, науки и т.д. Э. Бурдье считает «вечных» - страница 9, что «эффект оракула» являет собой предельную форму результативности. Заключённый в эффекте оракула элемент насилия нигде так не чувствуется, как в ситуации собрания людей, когда уполномоченные (либо уполномочившие сами себя) проф представители «вечных» - страница 9 получают возможность гласить от имени всей собравшейся группы»1.

В американской социологии особенному исследованию подвергаются эффекты каналов. Канал – техническое средство, через которое сообщение поступает в общее сознание. Вместе с техническими средствами распространения инфы америкосы кропотливо «вечных» - страница 9 изучили также канал межличностной коммуникации и воздействие групп и групповых норм на восприятие индивидумом инфы. В 30-х годах XX века самым влиятельным каналом информационного воздействия было радио («радио – пасть фюрера»), в «вечных» - страница 9 40-х XX века – печать. По воззрению Тарда, обычным сладкоречием гипнотизировались сотки либо тыщи слушателей, средством печатного слова – уже еще больше читателей, а через прессу на невообразимых расстояниях завораживаются бессчётные людские множества»2.

Читая газету «вечных» - страница 9 либо журнальчик, реципиент держит под контролем своё восприятие инфы, может возвратиться к уже прочитанному, переосмыслить. Сообщение по радио либо TV имеет жёсткую структуру изложения, которая напрашивается аудитории.

Но ни один из «вечных» - страница 9 каналов массовой коммуникации не может сравниться в мощи производимого эффекта с каналом межличностной коммуникации. В процессе межличностного общения индивидум не чувствует, либо в наименьшей степени ощущает себя целью пропагандистского воздействия. Он может «вечных» - страница 9 использовать весь собственный коммуникативный «арсенал», чтоб уверить оппонента. Конкретно наличие оборотной связи, упругость ситуации содействует созданию нужного «климата доверия», потому межличностная коммуникация более эффективна по сопоставлению с массовой. Она повлияет на систему «вечных» - страница 9 установок реципиента, подводя его к выбору типа поведения.

Ещё в конце 40-х годов XX века на Западе появилась догадка «двухступенчатого потока коммуникации». Это откровенно пропагандистский инструмент. Проводниками инфы в процессе «вечных» - страница 9 межличностного общения выступают «лидеры мнения». Ступеней может быть и больше, чем две. Всё находится в зависимости от нрава транслируемой инфы. Если тема сообщения представляет для аудитории значимый энтузиазм, процесс распространения инфы будет иметь «вечных» - страница 9 двухэтапный нрав. При отсутствии такового энтузиазма новые идеи. Обычно, проходят через иерархию фаворитов, чтоб достигнуть «периферических» групп. Далековато не каждый индивидум в этой иерархии – «лидер мнения» в настоящем смысле этого слова, большая часть звеньев «вечных» - страница 9 в этой «цели» – только активные ретрансляторы инфы3. Сторонники обычного подхода подчёркивают исключительную значимость межличностного общения в пропагандистских кампаниях.

Одним из приёмов манипулятивного воздействия, методом «смешения» идеологии и реальности, является «омассовление «вечных» - страница 9» происходящего в личном сознании. Происходит это оковём отождествления сознания «одного» с сознанием «всех», скажем тех миллионов, которые на этот момент принимают одну и ту же программку. Такое «смешение» осуществляется в большинстве «вечных» - страница 9 случаев в форме политических спектаклей.

М. Маклюэн утверждал, что «мастерство проведения пресс-конференций в очах телезрителей отождествляется с политическим мастерством вообще»1. «Каждый управляющий, каждый муниципальный деятель должен владеть не считая иных собственных талантов «вечных» - страница 9, талантами журналиста, чтоб сформировывать публику, превращать её в партию, придавать ей нужные импульсы для завоевания у неё авторитета. А для этого в наши деньки довольно иметь глас, который «звучит» по радио, и наружность «вечных» - страница 9, которая обвораживает по телевидению…У нынешних политических звёзд есть необходимость исключительно в представительности их голоса и телегеничности. А это не подразумевает ни культуры, ни литературного дарования, ни воображения, довольно только неких «вечных» - страница 9 частей актёрского мастерства»2.

Итак, для эффекта массовых коммуникаций решающей является форма. Персонализация вида политика создаёт иллюзию простоты и доступности его. Президент «с человечьим лицом», воплощённый «гуманист», «живой» человек, имеющий право на «личную жизнь». Клинтон «вечных» - страница 9 и Моника, Лукашенко и его внебрачный пятилетний отпрыск, Путин пьющий чай с бубликами, Медведев, покупающий в магазине «тульский» пряник – всё это менее как приёмы, создающие запоминающийся образ политического деятеля. Симпатичный «образ» политика «вечных» - страница 9 усыпляет сознание телезрителей. Позволяет подсунуть ему для «ратификации» хоть какое содержание.

Но всё не так просто и совершенно точно. С одной стороны, вправду существует запрограммированный и меркантильный политический рынок, но с «вечных» - страница 9 другой – персонифицированная политика соответствует ценностям демократического, постмодернистского общества – доступности, искренности, доверительности, индивидуалистичности.

Идеологически смешение 2-ух реальностей – политической, где вправду принимаются решения, и телевизионной, где создаётся видимость приобщённости народа к процессу принятия решений, на «вечных» - страница 9 данный момент еще важнее, чем несколько десятилетий тому вспять. Ускорение соц и экономических процессов привело к сущностным изменениям в характеристике общества.

С одной стороны, длится процесс концентрации потребителей СМИ. Как следует, все «вечных» - страница 9 приёмы и методы манипуляции массовым сознанием как и раньше животрепещущи. С другой стороны, внедрение Веб и других средств электрической коммуникации приводят к большей автономизации личности, неограниченности выбора содержания инфы, что затрудняет процесс «вечных» - страница 9 манипулирования личным и массовым сознанием.

Казалось бы, идеология теряет власть поэтому, что она теряет объект воздействия. В новейшей информационной системе (Веб) формируется другой тип личности – человек «немассовый». Но это только кажимость. Информационная «вечных» - страница 9 анархия призрачна. Информационная, коммуникационная системы, как неважно какая система, имеют законы и внутреннюю логику функционирования и развития. Важными сущностными элементами этих систем всё равно будут люди, создающие технико-технологический «вечных» - страница 9 процесс.

Процесс персонализации, который сопровождается ускоренным развитием техники и технологии, системой массового употребления, давлением СМИ, формированием индивидуалистических идеологий, психологизмом, в итоге всё равно приводит к господству не самой личности, а к господству над «вечных» - страница 9 личностью. В постмодернистском обществе только изменяются стратегия и стратегия дисциплинарно-принудительного воздействия на человека.

Постиндустриальное, коммуникативное, информационное, вроде бы мы ещё не называли, но это всё равно – общество, другими словами система отношений. Информационное общество «вечных» - страница 9, как хоть какое другое, не может существовать без механизма управления и самоуправления, без страны, власти, а означает и идеологии. Другими будут только способы, методы и временные рамки распространения мыслях.

Идеологии как «вечных» - страница 9 парадоксу духовной жизни общества для существования нужна только антропогенная среда, другими словами человеческое общество. Техногенная форма этого общества может быть хоть какой, от неё будут зависеть только формы идейного воздействия, усложняясь и «вечных» - страница 9 дифференцируясь по мере усложнения самой публичной системы.

Основной ставкой в идейной игре являются не столько объективированные ресурсы политической власти (армия, деньги и т.д.), сколько распространение политико-идеологических воззрений и представлений.

Восприятие «вечных» - страница 9 общественного мира – это конструктивный акт. У каждого субъекта есть «чувство позиции в соц пространстве» (sense of one′s place). Это чувство поближе к «классовому бессознательному», чем к сознанию класса в марксистском осознании. Это «вечных» - страница 9 – чувство позиции, занятой в социальной структуре, заключает внутри себя негласное принятие границ, того, что можно и чего нельзя для себя позволить. Это – чувство дистанции1. Лексически это обычно выражается фразой «это – не для «вечных» - страница 9 нас».

Но если каждый субъект и любая соц группа имеют такую дистанцию, то как вынудить их производить политические деяния, приводящие к нарушению дистанции? Бурдьё считает, что через «внушение смыслов» соц процессов. Итак «вечных» - страница 9 вот разработкой содержания этих «смыслов»-идей занимается идеолог, а техниками внедрения – пропагандист.

Для субъектов общественного деяния манипулятивные способы могут рассматриваться как способы «объективации» общественного мира. Такая «объективация» частично происходит при «вечных» - страница 9 опросах публичного представления. Опросы публичного представления идеологически и политически опасны.

Представления могут стать силами, а соотношение воззрений – силовыми конфликтами. Люди, в особенности в обстановке кризиса, оказываются в поле уже сформировавшихся воззрений. Эти представления поддерживаются «вечных» - страница 9 отдельными соц группами. Таким макаром, выбор представления субъектом часто оказывается выбором его социальной группы.

Зондаж публичного представления – это вне сомнения инструмент идейного и политического воздействия. Предлагаемая исследователями публичного представления проблематика уже в «вечных» - страница 9 некий степени подчинена идейным и политическим интересам. Потому, ничего необычного, что в вопросах, а означает и ответах, где следует оставлять равновероятными все вероятные варианты, какие-то позиции заблаговременно исключаются. Это сказывается «вечных» - страница 9 не только лишь на значении ответов, да и на том значении, которое придаётся публикации результатов.

Вообщем, П. Бурдьё считает, что важная идейная функция опросов публичного представления заключается в иллюзии, что «вечных» - страница 9 «общественное мировоззрение существует». Это вроде бы императив, получаемый «сложением личных мнений», «некое среднее мнение».

«Общественное мировоззрение, демонстрируемое на первых страничках газет в виде процентов, есть просто чистейший артефакт»1. Оно не только лишь «вечных» - страница 9 не открывает настоящего положения дел в социальной системе, но прячет его. Как ранее религиозный фанатик произносил «Бог с нами», так сейчас идеолог и социолог произносит «с нами публичное мнение»2.

Навряд ли настолько категорический взор уверит «вечных» - страница 9 исследователей, что социологическая практика опросов публичного представления полностью несостоятельна. Критичная позиция П. Бурдьё только подчёркивает гигантскую научную и моральную ответственность социологов, необходимость кропотливого отбора более адекватных научных способов и приёмов исследования. И «вечных» - страница 9 всегда следует держать в голове, что «бывают моменты, когда настоятельный долг учёного велит, испробовав всё, примириться со своим неведением и честно в нём признаться»3.

Психологи издавна увидели, что в массовом «вечных» - страница 9 сознании «оседает», сначала, зрелищная, наружняя, ритуальная сторона явления, а не суть. Идеологам и пропагандистам это также отлично понятно. Для власти такое поверхностное восприятие наименее небезопасно, чем интеллектуально-аналитический взор, потому зрелищных передач «вечных» - страница 9 существенно больше. Но занять зрелищную нишу идейными концепциями фактически нереально (только зрелищными моментами парламентских боев).

Потому эту нишу в большинстве случаев занимают экзотичные культы и мистика. «В этот эпохального значения период нет ничего более «вечных» - страница 9 ужасного, чем так называемое возвращение святынь: популярность целомудрия и восточных религий (дзен, таоизм, буддизм), эзотерических верований и европейских традиций (каббала, пифагорейство, теософия, алхимия). Активно изучаются Талмуд и Тора, умножаются секты… Результатом «вечных» - страница 9 процесса персонализации является беспримерный откат от духовности… Turn over (переворот), дестабилизация отнесли сакральность к тому же уровню, что и труд либо мода. Какое-то время обыватель-христианин, какое-то буддист «вечных» - страница 9, пару лет – последователь Кришны либо Магараджи Джи»1. Вырванные из собственных культур, потерявшие собственный изначальный смысл, экзотичные культы, обычаи, ритуалы выступают не просто как этический либо эстетический парадокс, но претендуют на место «новой «вечных» - страница 9 идеологии».

М. Хоркхаймер и Т. Адорно в «Диалектике просвещения» (1947), программном для Франкфуртской школы труде, утверждали, что сознанием человека манипулируют, насильно навязывая ему комплекс представлений и эмоций. Потому основной неувязкой исследования массовых коммуникаций и массового «вечных» - страница 9 сознания оказывается неувязка интериоризации индивидумом «насилия», осуществляемого по отношению к нему цивилизацией.

Неомарксизм М. Хоркхаймера и Т. Адорно подразумевает соединение марксистской концепции отчуждения с веберовской теорией рациональности и с ницшеанской «вечных» - страница 9 «волей к власти». Сама по для себя «воля к власти» представляет собой нечто абстрактное – незапятнанное рвение к господству. Перевоплотиться во что-то содержательное она может при одном единственном условии: если обуяет силой, которой «вечных» - страница 9 обладает общество, возникающей в итоге совокупной деятельности миллионов людей. Это можно сделать только в этом случае, если этой социальной силой распоряжаются только те, кто находится у власти. Это и есть ситуация «вечных» - страница 9 отчуждения совокупной публичной силы от самого общества, которую обрисовали К. Маркс и Ф. Энгельс в цикле работ, завершившимся «Немецкой идеологией».

Происходит отчуждение общества вроде бы «от самого себя». «В индивидумах философы лицезрели эталон, которому они «вечных» - страница 9 дали имя «Человек», и весь процесс развития они представляли в виде процесса развития «Человека», причём на место существовавших до сего времени в каждую историческую эру индивидов подставляли этого «Человека «вечных» - страница 9» и изображали его движущей силой истории. Таким макаром, весь исторический процесс рассматривался как процесс самоотчуждения «Человека». Разъясняется это, по существу тем, что на место индивидума прошлой ступени они всегда подставляли среднего индивидума позднейшей ступени «вечных» - страница 9 и наделяли прежних индивидов позднейшим сознанием. В итоге такового переворачивания, заведомого абстрагирования от реальных критерий и стало вероятным перевоплотить всю историю в процесс развития сознания»1.

Неомарксисты использовали таковой «перевёрнутый», исходя из «вечных» - страница 9 убеждений Маркса, взор, чтоб акцентировать внимание на метафизических структурах власти: начиная от подчинения наружной природе до угнетения желаний индивидума культурной промышленностью, подчинения сознания индивидов.

Господство, власть над субъектом выражается и через тождественность (идентичность). Власть «вечных» - страница 9 над людьми в целом осуществляется совокупной силой взаимодействия, силой полного, общественного целого. Эта сила «тотальности» выступает одним из главных инструментов манипуляции и «производства» сознания. Отсюда рвение тех, кто обладает монополией экономической, политической «вечных» - страница 9 либо информационной власти, достигнуть конкретного самоотождествления человека с публичной «тотальностью». Эта цель достигается методом нивелирования сознания индивидума, перевоплощения его в стандартизированное сознание.

Западные социологи подчёркивают, что нивелирующая тенденция – только итог технического воздействия «вечных» - страница 9 на человека сми и коммуникации. Мне представляется, что она ещё и идейного происхождения.

Ещё на рубеже 50-60-х годов XX века Т. Парсонс и У. Уайт охарактеризовали теории массовой культуры и массового «вечных» - страница 9 общества как выражение «идеологической позиции», специфичной для категории американских интеллектуалов. Таким макаром они соединяют демократизм собственной социальной позиции («социальный демократизм») с элитным осознанием культуры («культурным элитизмом»)2. Как следует, и исследования важного парадокса массового «вечных» - страница 9 общества – сми и коммуникации есть проявление идейной деятельности, идейной позиции.

Исходя из тезиса М. Маклюэна («средства сообщения и есть само это сообщение»), следует, что дело даже не в том «вечных» - страница 9, что сообщается, а в том, какими средствами и как осуществляется сообщение. Естественно, стратегическая цель «производства сознания» – сказать информацию, которую «следует» знать массовой аудитории. Тактически это можно сделать разными методами и средствами.

М. Маклюэн считал «вечных» - страница 9, что тип человека формировался в прямой зависимости от средств коммуникации: в эру господства печатного станка – индивидуалистический; в эру господства радио – авторитарный; в эру господства телевидения – «массово-племенной» человек, сочетающий черты «вечных» - страница 9 общественности и авторитаризма3.

Воздействуя то на одну, то на другую сторону «массового» человека приёмами и методами СМИ и коммуникации, «растворяя» личное сознание в «коллективном бессознательном» (К. Юнг), в массовом сознании, идеология обретает «вечных» - страница 9 гигантскую власть в обществе. Вот поэтому сами сми и коммуникации оказываются полем общественного противостояния. М. Новак, южноамериканский политолог, подчёркивает, что финал этой борьбы находится в зависимости от того, «представители каких императивных либо «вечных» - страница 9 культурных устремлений завладевают системой массовых коммуникаций»1.

Развитие средств массовых коммуникаций осуществляется не какими-то анонимными силами, а полностью определенными людьми: обладателями теле- и радиокомпаний, газет, журналов, управляющими, многомилионной армией редакторов, репортёров, обозревателей, режиссёров, ведущих, установкаёров «вечных» - страница 9 и т.д. Но они все в итоге подчинены императивным монополизированным группировкам.

Одобренные тексты, легенды, повторяемые по TV во время новостей либо других передач – это примеры деяния идейного аппарата. Манипулирование «вечных» - страница 9 массами, «производство» сознания имеет всегда конкретно-политическую обусловленность и конкретно-социальную направленность.

Но ограничиваться анализом только манипулятивной функцией сми и коммуникации значит вульгаризировать, упрощать сложнейший публичный парадокс. Ещё Т. Парсонс считал, что современная система «вечных» - страница 9 коммуникации значимым образом расширила способности доступа к культуре всем слоям населения, обеспечив значимый прогресс в сфере образования. Он был убеждён, что дифференциация, представленная в СМИ и коммуникации, открывает кандидатуры. Поле их свободного «вечных» - страница 9 выбора расширяется и за счёт источника инфы, и за счёт культурных типов и уровней информационного содержания.

Но Д. Белл, Р. Низбет, М. Новак, И. Кристолл совершенно по другому смотрели на этот «вечных» - страница 9 процесс. «Поднимая» сознание масс до уровня массовой культуры (либо антикультуры), мы быстрее «опускаем» его, а не возвышаем2.

Й. Шумпетер утверждал, что «информация и аргументы попадут в цель, только если они соответствуют уже сложившимся «вечных» - страница 9 взорам гражданина. Обычно, эти взоры недостаточно определены для того, чтоб предназначить определенные выводы. Так как сами эти выводы можно сфабриковать, то действенная политическая аргументация… безизбежно является фальсифицированной либо выборочной и «вечных» - страница 9 заключается в том, чтоб перевоплотить некие положения в теоремы, а другие, напротив, умолкнуть; таким макаром, она сводится к психотехническим приёмам»3.

Споры западных социологов по поводу принципных различий эффектов воздействия на население «вечных» - страница 9 сми и коммуникации только обосновывают идейную актуальность трудности, её императивное основание.

В парадоксе mass media различают технологический и соц нюансы эволюции и функционирования. В упрощённом, технологическом осознании «техническая рациональность» полностью отождествляется с «рациональностью «вечных» - страница 9 господства», с властью и идеологией. В соц, расширенном осознании, понятие «технического», а именно электрического средства коммуникации толкуется так обширно, что поглощает все коммуникационные процессы, превращая их в «эпифеномен» информационного общества.

Любой из качеств «вечных» - страница 9 обладает специфичностью, но они взаимосвязаны. Конфигурации социальной жизни, связанные с развитием электрических средств инфы и коммуникации, следует рассматривать как поле новых способностей, время от времени и небезопасных. Но население земли само определяет свою «вечных» - страница 9 судьбу, содействуя реализации одних способностей и препятствуя осуществлению других. «Информационный человек» – это не непременно «мифологизированный» человек.

Наше сознание, «обработанное» различными методами, продолжает производить рефлексивный анализ реальности, социальные науки выдвигают «вечных» - страница 9 новые трудности и догадки. Л.А. Микешина отмечает: «Важнейшая мысль, о которой всё больше размышляют спецы – это наличие в плюралистическом мире логики диалога и принципа дополнительности, особенности которых заключаются в том, что «вечных» - страница 9 они ориентируются на равноправное существование различного типа научных парадигм и теорий, возникающих на разных методологических основаниях, предпосылках и дополняющих друг дружку. Преодоление полного господства одной (хоть какой) доктрины – это, по существу, не «вечных» - страница 9 только лишь идейное, да и методологическое требование для философского зания XXI века»1.

Общее и личное нетеоретическое, обыденное сознание, невзирая на манипулятивное воздействие, также способно дифференцировать идейные доктрины. В целом публичное сознание работает «вечных» - страница 9 в социальной практике, которая всё расставляет по своим местам, отделяя правду и достоверность от заблуждения, а заблуждение от ереси. Й. Шумпетер утверждал, что «со временем коллективное сознание людей производит представления, которые очень нередко представляются разумными «вечных» - страница 9 и проницательными»2. И есть правда в словах Линкольна о том, что нельзя «дурачить всех и всё время», и в словах Джефферсона о том, что, в конечном счёте, люд мудрее каждого отдельного индивидума «вечных» - страница 9.


^ 4.3. ИДЕОЛОГИЯ И ЯЗЫК


«Производство» мыслях в соц мире в итоге всегда оказывается подчинённым логике власти. Этой логикой обладают идеологи, умеющие манипулировать мыслями и соц группами. Недооценка лингвистического и семантического поля «вечных» - страница 9 таких манипуляций, действительности политического языка значит неумение им противостоять.

Наилучшее, что мог изобрести идейный аппарат – это особенный, специфичный язык. Языковед и культуролог Э. Шульц пишет, что в Америке «подчас властвует спонтанное «вечных» - страница 9 чувство того, как будто пользуясь стандартными формами общего языка, мы можем свободно гласить то, что мы имеем в виду, и подразумевать то самое, что мы говорим. Стопроцентные, без комплексов, америкосы среднего класса «вечных» - страница 9 совершенно не хлопочут о выборе слов, так как им не приходится бояться ни цензоров, ни наказания. А если такое опасение вдруг возникнет, то самая возможность наружного давления воспринимается как просто нелегальная, практически «вечных» - страница 9 несопоставимая с политической реальностью языка в обществе как целом»1.

В этом случае нас интересует образ «свободного американца». Этот пассаж имеет продолжение, потому что сопоставление делается с Россией («времён Бахтина»). «В Рф же Бахтина «вечных» - страница 9 ситуация была обратной: двуязычие и разноязычие были кое-чем само собой разумеющимся в обыденной жизни, меж тем как на наружных официальных уровнях речи всякое разноязычие и всякие различия, в особенности в «вечных» - страница 9 том, что касалось «содержания», – были насильным образом ограничены властителями, которые навязывали каждому как раз невариативную, несоциальную, авториатрно - анонимную речь»2.

Табуирование официального языка власти в Рф – факт бесспорный. Но другой стороной этого процесса «вечных» - страница 9 являлась невиданная мобилизация всех внутренних ресурсов языка: парафраза, метафоричность. Развивалось умение всеми доступными средствами сказать больше, чем можно, сказать другое и по-другому, чем позволяли стандартизированные формы речи. Язык достигал поразительной тонкости и богатства цветов «вечных» - страница 9 значений. Эзопов язык революционной традиции был унаследован и следующими поколениями. Он продолжает работать и на данный момент. Утратить настолько мобильный, семантически обеспеченный и метафоричный язык уже нереально.

Западные социологи (С. Морсон, К «вечных» - страница 9. Эмерсон) винят наш язык в «семиотическом тоталитаризме», другими словами в попытке навязать людской и «прозаической» жизни некоторый «общезначимый образец», «код». Тут ответственность падает, с их точки зрения, не только «вечных» - страница 9 лишь на марксизм, да и на фрейдизм3.

Хоть какой язык является носителем культурного кода, традиции. Политизация и идеологизация языка определяются политизацией мышления. Но этот процесс издавна вышел за рамки какой-нибудь одной страны. Проф «вечных» - страница 9 лексика выделяется чётче, чем язык политики. В то же время нельзя опровергать наличие определённого слоя специфичной политико-идеологической лексики: «демократический» (democratic), «законный» (legitimate), «суверенный» (sovereign), «государственный» (state), «буржуазный» (bourgeois) и т.д.. В «вечных» - страница 9 политике и идеологии принципиально не только лишь, о чём говорится, да и как об этом говорится.

Язык – средство не только лишь общения, да и контроля. По справедливому замечанию австралийских исследователей Г. Кресса «вечных» - страница 9 и Р. Ходжа, «языковая форма позволяет не только лишь передавать информацию, да и искажать её»1. К примеру, америкосы делают это так: «Is it true that workers have been dismissed «вечных» - страница 9? No sir, labor has been released»2. (Правда ли, что рабочие были уволены? Нет, сэр, был освобождён труд). Выбор слова позволяет по-разному интерпретировать реальность, выделить различное отношение к обсуждаемому факту. Одно дело – просто «вечных» - страница 9 демократия, другое - «управляемая демократия»; просто девальвация либо «мягкая девальвация». Различия цветов значений явны.

Эта особенность языка создаёт возможность с его помощью не только лишь информировать аудиторию, да и манипулировать её сознанием, искажая «вечных» - страница 9 информацию в пользу заинтересованной стороны. К примеру, в политической лексике всераспространено понятие «реакционные силы». Но его содержание является смутным и неопределенным. В большинстве случаев непонятно, что значит это понятие, и «кто» эти «вечных» - страница 9 обскурантистские силы, потому что временами «реакционные силы» с «прогрессивными» изменяются местами, как «правые» с «левыми». Заметим, что это понятие несёт не только лишь идейную, да и даже нравственную нагрузку. Оно придаёт «вечных» - страница 9 политическим разногласиям абсолютный смысл, поднимает их до уровня противоборства «добра» и «зла». Кто согласится с тем, что он принадлежит к обскурантистским силам? И кто захотит пойти на компромиссы и сотрудничество с силами, которые «все «вечных» - страница 9» считают обскурантистскими?

Политический и идейный язык – знаковая система, которая, сначала, употребляется для пропаганды и политической коммуникации. Политический дискурс издавна уже стал объектом пристального внимания учёных и рабочим инвентарем идеологов. В политической «вечных» - страница 9 коммуникации через языковое поведение реализуются определённые идейные установки и языковые деятельностные стратегии3.

Стратегии в политическом дискурсе всегда будут определяться целями. Чего, обычно, вожделеет политик? Во-1-х, чтоб «правильно» проголосовали на выборах; во-2-х «вечных» - страница 9, захватить авторитет либо укрепить собственный стиль, другими словами «понравиться» народу; в-3-х, уверить адресата согласиться с его (политика) воззрением и принять его точку зрения; в-четвёртых, сделать определённый чувственный настрой; и «вечных» - страница 9 только в последнюю очередь – сказать какие-то новые познания, дать новейшую информацию. В политическом дискурсе нереально «информировать» о чём-либо без желания сформировать при всем этом положительное либо отрицательное отношение адресата к чему «вечных» - страница 9-либо.

Политико-идеологический язык обладает определённым

vedenie-delovogo-soveshaniya.html
vedenie-gruppovih-zanyatij.html
vedenie-ili-napisanie-dnevnika-chuvstv.html